bisluk1 (bisluk1) wrote,
bisluk1
bisluk1

Category:

Как делают мальчиков


В издательстве «Дрофа» вышел комплект видеофильмов «Долго и счастливо: все о мужчине, женщине и семье».
Это цикл научно-популярных бесед с участием семейного психолога Ольги Троицкой и телеведущего Александра Гордона.

Я купила эти диски на Озоне после того, как их сильно похвалили несколько уважаемых мной людей. Но вы их не знаете. Но вот если для кого нибудь Людмила Путина авторитет, так она тоже распиарила этот проект, назвала его событием в культурной жизни страны, и сказала каждый, кто ознакомится с его содержанием, окажет самому себе неоценимую услугу.
Я не поленилась, позвонила в издательство Дрофа, получила разрешение на публикацию этих материалов. Мы их печатаем в нашей газете 7 вечеров. Мне кажется вам тоже будет интересно. Если кто не любит Гордона- не переживайте, он тут почти все время молчит))) 

 Как делают мальчиков


Часть 1.

Александр Гордон:
- Ольга Иосифовна, мы сегодня будем говорить о тех проблемах, которые возникают у взрослых людей, в своем развитии задержавшихся на мужской или женской половине дома, при чем не на той, которая им предназначена. Грубо говоря, до какого-то возраста ребенок осознается и родителями, и собой как бесполое существо, а дальше, когда начинается половая дифференциация, важно угадать момент, когда мальчика нужно начинать воспитывать как мальчика, а девочку - как девочку. И тут, особенно в наш век неполных семей, возникают колоссальные проблемы, связанные с тем, что второго родителя нет или он настолько слаб, что не принимает участия в воспитании ребенка.

Ольга Троицкая:
- Навыки и способы общения мальчик усваивает в компании сверстников, а для этого он должен быть принят в этой компании как свой. Если он воспитывался на женской половине - он удобен в общении женщинам, но не сверстниками. Одногодками
он будет восприниматься агрессивно, в лучшем случае - отчужденно. Ему будет сложно установить контакт с мальчиками своего возраста. У него будет вся информация фильтроваться через маму, бабушку, тетю, они будут рассказывать ему, как мужчина должен вести себя в этом мире, имея об этом собственное женское представление. У такого ребенка возникает очень сильное противоречие. Взаимоотношения мужчины и женщины - это вещи, которым не выучиваются по учебникам и по рассказам взрослым. Они набираются в непосредственном общении подростков, в то время когда они, что называется, «тусуются». Ну вот простой пример: я как-то шла по улице следом за тремя мальчишками-второклассниками и подслушала разговор.
Один говорит:
- И хорошо было, даже танцевали.
Другой спрашивает абсолютно серьезно:
- А ты с ней танцевал… а ты с ней целовался?
- Да.
- Как?
Тяжелая затяжная пауза, затем:
- Как-то…
Третий мальчик в этой компании смотрит на них во все глаза, и понятно, что в этот момент он усваивает для себя, что, во-первых, с ней можно танцевать; если танцуешь, можно с ней даже поцеловаться и что в принципе это можно делать как-то, то есть технику, в общем, знать необязательно.
И я, идя сзади, как семейный психолог подумала: ой как здорово, эти ребята потихонечку учатся общаться с женским полом, копят полные карманы опыта.
Если этого нет?
Ребенок должен прийти домой, зарыться в книжки, искать ответы в телевизоре или спросить у мамы: «А как мне с ней разговаривать?» Мама с женской половины - она очень хорошо знает, как надо разговаривать с девочками. Она учит:
- Ну ты поговори с ней об уроках, скажи, что у нее кофточка хорошенькая. Ей будет приятно.
Он подходит к девочке и говорит:
- А ты уроки делаешь? Ой, а тебя кофточка красивая и воротничок есть.
И неожиданно он оказывается среди девочек своего класса милой подружкой. Через какое-то время он, уже подросток, вдруг замечает, что у остальных мальчиков есть отношения, а он не мальчик для девочек- он приятель, друг, они рассказывают ему свои секреты, но на этой площадке у него нет возможностей. У него нет статуса мужчины.

А. Г.:
- Хорошо, я предлагаю все-таки обсудить причины этого. Ведь не ребенок этого хочет, он не виноват, что так получилось. А если мать растит одна, какой выход? Ребенок поневоле все время на женской половине. Как тут быть?

О. Т.:
- На самом деле, тут есть очень интересная вещь. Дело в том, что родители ведь не словами объясняют ребенку, что он должен делать и как себя вести. За словами всегда стоит то, что мы психологи называем - послание. Пример: многие матери, когда сыну 35-40 лет, и он никогда не был женат, с утра до вечера твердят: «Ты бы нашел хорошую девушку, ты бы женился, я так переживаю, что ты не женишься. Вот тогда бы я и умерла спокойно».
Это слова. А если посмотреть послание: «Если у тебя все будет хорошо в супружеской жизни, я не нужна, я уйду. То есть, если я тебе нужна - не делай этого!»
А дети всегда (сколько бы им ни было лет) слышат послание - не слова, а именно послание. Послания мы начинаем считывать с очень раннего детства. И это правильно для нас, потому что иначе мы бы не выжили. Мать говорит - надо ходить, надо есть, пей это лекарство, читай буквы! Душа ребенка открыта материнскому посланию, мы принимаем его без условий, как жизненную данность. Когда мы вырастаем, у нас все равно внутри остается открытое пространство для материнского послания, мы незащищены. По отношению к посланиям других людей мы можем быть в разной степени закрытыми - мы их можем обесценить, игнорировать, отстранять от себя. По отношению к материнскому посланию вот эта безусловность, это прямое попадание сохраняется.
Семейное послание вообще очень сложная вещь.
Очень часто мать сама не отдает себе отчета в том, что делает, в ее подсознании кроется очень сильный социальный контекст. Наша семья прошла очень страшную годину испытаний – 37-ой год, война, голод, разруха, мужчины уходили из семьи, и дети оставались на попечении женщин. Вернувший в семью мужчина воспринимался как чужеземец – человек, который пришел с каким-то свои тяжелым опытом и совершенно не включенный в это выживание, в конгломерат женщин и детей. И в это время послание к мужчине звучало так: ты иди работай, а детей мы сами как поднимали, так и поднимем. То есть мужчина воспринимался как отдельное от семьи существо, которое должно работать и кормить семью. Вот самое большее, что он может сделать, все остальное ему не по силам. Плюс к этому страх потери мужчины, который запечатлелся почти на генетическом уровне. Как только ты поверишь, что он живет с тобой и воспитывает детей и расслабишься, он встанет и уйдет - на войну, в лагерь, к другой. Ему нельзя доверять, страшно. На мужской половине страшно. Значит, где рожденный мною мужчина будет в безопасности? На женской половине – там, где бабушки и мамы. Он наш. Вот пока он наш – мы обеспечим ему безопасность. Перебежит на мужскую половину - у нас там руки коротки, страшно.

А. Г.:
- То есть, даже полная семья не гарантирует того, что ребенок будет воспитываться на правильной половине?

О. Т.:
- Бывает, что и в полной семье ребенок остается на женской половине. Бывает, что у одинокой матери ребенок остается на мужской половине. Все зависит от послания матери. Кто он для нее? Она растит мальчика для того, чтобы он вырос, влюбился, женился, завел своих детей и счастливо жил? Она вырастит мужчину.
Одинокая мать, которая начинает из тревоги за сына, из опасения, что она не справится, потихоньку и подсознательно формировать из сына мужчину и защитника для себя - скрытую фигуру мужа - она даже и говорит так: «У меня есть мужчина, ну посмотрите, он какой - и руку подаст, и поможет, и когда я вечером плачу, подойдет утешит, посоветует». То есть в этот момент она очень четко говорит сыну - ты взрослый мужчина для меня.

А. Г.:
- Это такой элемент психологического инцеста, когда ребенка воспринимают как защитника, как мужчину?

О. Т.:
- Да, как мужчину определяющего и ответственного. У ребенка на эту ответственность силенок нет. Взрослая ответственность к нам приходит в 21 год, и то со скрипом. По мнению специалистов, только в это время завершается формирование левополушарных навыков, только в это время мозговые ткани окончательно становятся на свои места, и мы можем отвечать за свои поступки целиком. Взрослая ответственность за взрослую женщину на плечах маленького ребенка полностью забирает у него всю меру отпущенной ему ответственности, и во внешнем мире он вынужден оставаться ребенком.

А. Г.:
- Мы обязательно проследим судьбу таких выросших мальчиков во внешнем мире и в будущей семье в следующий раз. Там нас ждет много интересного и узнаваемого. Но прежде я хотел бы узнать, насколько женщина, будучи предупрежденной вот хоть нашим разговором, но не будучи сильно образованной или мудрой в бытовом смысле, может скорректировать это свое материнское послание.
О.Т.:
- Может. И на самом деле очень простым способом. Она должна произнести вот эту знаменитую американскую формулу: «Это мои проблемы. Это не твои проблемы. Ты ребенок, а я взрослая». Вот в том момент, когда в отношениях матери и сына появляется взрослая женщина, которая знает что делает, а если не знает, то найдет способ узнать, а сын возвращается в состояние ребенка, который не может изменить ничего в жизни взрослого человека (это не его ответственность) - вот в этот момент все становится на свои места.
Продолжение следует. 

  

Tags: Гордон-Троицкая
Subscribe

  • Героями не рождаются

    Александр Гордон: Если верить Шекспиру, то весь мир театр. И мне представляется, что лучшей сценой для всяких театральных экзерцисов была,…

  • Ради детей?

    Александр Гордон: - Мы все знаем такие случаи, когда супруги уже не хотят вместе жить, но не разводятся «ради детей». Считают, что…

  • Не живи!

    Тема нашей сегодняшней беседы- родительские послания. Давайте сразу «быка за рога»: что это вообще такое-такое родительские послания?…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments